Необычное общество «Долой стыд». 1924г.

В конце 1924 года вся страна устно и в печати начала обсуждать новое необычное событие – демонстрации московского общества «Долой стыд!».

92632-efcb7-54497316-m750x740-u545a6

Члены этого общества – мужчины и женщины – выходили на улицы и ездили в трамваях совершенно голыми, украшенные только лентами через плечо с лозунгом «Долой стыд!». Художница Наталья Северцова-Габричевская рассказывала о том, как реагировали прохожие: «Кто-то хохотал до слез, кто-то плевался. Старухи крестились, говоря: «Апокалипсис! Конец света!» и растерянно спрашивали у прохожих: «Что ж это? И нас заставят раздеться?»". Мальчишки радостно бежали за демонстрантами следом.

Михаил Булгаков записал в свой дневник в сентябре 1924 года: «Новость: на днях в Москве появились совершенно голые люди (мужчины и женщины) с повязками через плечо «Долой стыд». Влезали в трамвай. Трамвай останавливали, публика возмущалась».

Демонстрации общества «Долой стыд!» стали в эти месяцы излюбленной темой для острот. В октябре 1924 года юмористический журнал «Красная оса» шутливо писал: «Снова голые. Отделом демографической статистики зарегистрировано за вчерашний день появление в 18 голых. Роды во всех случаях прошли благополучно».

Сначала растерянная милиция не знала, что делать со столь необычными нарушителями порядка. В конце концов, сам нарком здравоохранения Николай Семашко в центральной газете «Известия ВЦИК» дал нужные разъяснения. «Подобное поведение необходимо самым категорическим образом осудить со всех точек зрения, – заявил он. – Во-первых… жестоко ошибаются, когда думают, что если ходить голым, отрастить волосы и ногти, то это будет самая настоящая «революционность»… Во-вторых, путешествие по Москве в голом виде совершенно недопустимо с гигиенической точки зрения. Нельзя подставлять свое тело под пыль, дождь и грязь… Улицы Москвы – не берег Черного моря… В-третьих, очень спорно, содействует ли это дикое новшество нравственности. В тот момент, в который мы живем, когда еще не изжиты такие капиталистические уродства, как проституция, хулиганство, обнажение содействует не нравственности, а безнравственности… Поэтому я считаю абсолютно необходимым немедленно прекратить это безобразие, если нужно, то репрессивными мерами».

Вот как раз к этим временам относится дружеский шарж, который был размещен в Красном перце
Стыдливо прикрывающий свою наготу Семашко вопрошает: «А кипяченная ли здесь вода»

92632-56b41-54497315-m750x740-ud8985

Но даже суровое наставление наркома не заставило натуристов прекратить свою деятельность. Они нашли в ней лазейку: если Москва – не берег Черного моря, то, значит, на берегу Черного моря их демонстрации все-таки возможны? И следующая демонстрация «Долой стыд!» прошла в Севастополе…

Добавить комментарий